Автор: волжанин
mail:
Время: 07.07.19 09:51

гл 12 окончание

12. родительское собрание Окончание

Встретился я и с Наташей. Мы увиделись через двадцать пять лет. Я с трудом добыл ее телефон, мы разговорились. Она жила в пригороде, у нее было трое взрослых детей, два парня и девушка. Наташа пригласила меня в городскую квартиру, недавно доставшуюся ей от тетки. Мы поехали с Попандупалой, надеялись увидеть полную тетю с пышным бюстом. Поднялись на этаж, он позвонил, и, когда нам открыли, я оказался за дверью. Я видел только лицо Попандупалы, в ожидании встречи он смачно лыбился … но потому, как отвисла вдруг его вставная челюсть, как блекло он просипел: «Позовите Наташу», я понял: все, больше нет моей десятиклассницы! Он даже не узнал ее: так постарела, обрюзгла! В те годы я шибко тосковал по школе, и Наташка была для меня всем - но именно та, какой я ее помнил! Никто другой нам открыть не мог, я знал, что она ждет нарочно одна ( она так мне обещала). Но когда я вышел из укрытия...
Мне показалось в тот миг, что я всегда любил ее! Я моргал и сквозь слезы видел прежнюю Барейчеву! Такую же стройную, белолицую, свежую! Только волосы ее были подстрижены да покрашены в каштановый цвет.
- Что ты сделала с волосами?! – застонал я, радуясь между тем счастью.
Она немного смутилась и, глядя нам под ноги, извинительно покашляла в кулачок…
Мы поздоровались за руки и, пройдя в просторную, уютную кухню, начали вытаскивать торт и шампанское. Наташа с трудом скрывала волнение и, суетясь, задевала то стол, то стулья, такая же непосредственная, как в школе. И мне хотелось щипать ее, трогать за руки, гладить лицо…
Типичная картина современности: пьет только женщина, а мужчины, завязавшие алкоголики, глотают чай да пробуют сладости. Мы вспоминали однокашников и друзей, и, конечно, Антона Хрусталева, теперь дизанейра, передавшего всем нам привет, когда Попандупало подвез его как-то на «Жигулях»; и опять не обошлось без казуса. В том холодном ноябре, попав в уютный салон автомобиля, Антону захотелось тепла поболее, и он фамильярно, не спросясь у водителя, потянул краник обогревателя на себя, чтоб добавить тепло от полного цикла системы; а краники-то на «Жигулях» обычно за лето прикипают и при открытии через излом брызжет из них кипяток, - и обдало Антона прямо из-под колен вонючим паром тосола, облило аспидной жижей так, что он, чертыхаясь, вылетел из салона. «Это еще что!» –успокоившись, осушившись на ветру, признался Антон, закуривая. И рассказал по секрету Толику, как он собрался на машине в Москву в качестве пассажира, надел новый светлый костюм, белую рубаху и галстук, - все же столица! На совет друзей, что лучше ехать в спортивном костюме, а после переодеться, махнул рукой, отвинтил пробку бумажного пакета «Мой сад», глотнул томатного сока и установил пакет за спинкой переднего сиденья , в мешочке. И когда в тесную машину, на заднее сиденье, где он находился, стали добавляться люди , ему пришлось потесниться, - длинноногий и грузный, теперь уже грузный, он упер колено в задник переднего сиденья и, крякнув, всей массой так двинулся, так сдавил коленом пакет, что мощная кроваво- красная струя ударила ему в лицо, как из клизмы; от неожиданности, от растерянности, от ужаса он напрягся еще больше… и продолжал напрягаться и вскидываться, как расстрельный от удара пуль, пока не сообразил, наконец, в чем дело.
Наташу хватила судорога, она радостно плакала, вытирая на глазах слезы. Да и что она могла сказать. Она лишь рукой махнула, мило своему воспоминанию о нем улыбнувшись: « Ну, что с него взять!.. Одно слово – Скворечник…» И рассказала нам, продолжая тему курьезов, как она познакомилась с будущим мужем. Это было на четвертом курсе. Они поехали на картошку, она вошла в автобус. Будущий муж и она уставились друг на друга, да так, что она, проходя, растянулась вместе с баулом в салоне.
- Встала на четвереньки вот так, свесилась головой, как лошадка.
-Запрягай!..
-Да! –радостно поддержала она, блеснув темными глазами.
-Это называется - любовь с первого взгляда!- скалился Толик.
-Я его и сейчас люблю, он у меня хороший.
Она с детской ласковостью произнесла - «ховоший»
-Мы люди скромные, честные инженеры, машины у нас нет, - рассказывала она.
- А как дети учатся? Ведь столько надо платить за троих студентов…
- Не-ет! - возмутилась она грудным баском, - мои детки поступили сами, я на учебу не трачу. Они у меня умницы, я даже кушать не варю, приезжаю с работы – все готово.
И на минуту мы вдруг замолчали, осознав вдруг реальное: мы, бывшие школьники, собрались здесь - теперь сами немолодые уже родители.
Уже нет в живых ее мамы , врача Алевтины Аркадьевны, роскошной женщины с проницательными и ласковыми глазами; нет и отца Толика, водителя «КрАЗа», с русой шевелюрой, со впалыми щеками при каменном выдающемся подбородке, с лицом мужественным, какое , казалось, и должно быть у всех водителей мощных «КрАЗов»; нет и дяди Коли Бочкарева, непревзойденного жестянщика и шахматиста; и Тети Нюры, соседки моей, уже нет. Она все ждала сыночка с Урала, все в ясной памяти была - « что ж Витенька мой не едет?» - сползала в объятиях дочери Ольги, мелко улыбаясь и крепясь. Она ждала столько, насколько хватило сил, а ночью перелез через забор, через окно вошел ко мне в комнату и, усевшись, закурив, кивнув понуро, внук «Мюллера» Эдик сказал: « Все бабушка – капут». И приехал Витенька с Урала, важный, как барин, в черной тройке, с цепью на животе, - ровно к часу, когда выносить, и стол поминальный заказал в ресторане на сто персон, а в том селе Каюки, где завещала мать, - лучшее место на кладбище, недалеко от святого источника и церкви Николая-чудотворца из красного шлифованного кирпича, которую обещал как архитектор местным властям отреставрировать. Золотым сентябрьским днем сквозь березовую рощу, как сквозь райскую кущу, плыл под моим плечом подхваченный вафельным полотенцем гроб с телом рабы божьей Анны. Как любила ее природа, какая была в тот день синь в небесах! И зеркально светили в глаза и отражались в них, грустных, белые стволы, сухие листья лежали на песчаной тропе, как золотые скорлупки, и казалось, не было то действо мрачным шествием к погребению, расставанием, а было торжественным обретением благости, очищением…
Помянули мы, кроме всех, еще одного родителя, отца двух взрослых уже детей, по фамилии и имени Бахтин Вова, мальчика с потными ладонями, блондина в очках, с голубыми глазами, один из которых смотрел всегда в переносицу. Вова был влюбчив, и мы на уроках, соревнуясь, сочиняли стихи девочкам. Вова подавал мне записку, и я разбирал неуклюжий почерк, читал с восхищением придуманное им за урок для очередной возлюбленной.

Твои глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Твои глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

О, как я завидовал ему! Сколько чудных, не совсем понятных еще для отроческого сознания , но потрясающих фраз! Какие они необычные, откуда он эти удивительные слова только берет! Я смотрел на Вову другими глазами, я осматривал его уже как прижизненный памятник.
Я еще не знал тогда творчества Николая Заболоцкого. А Вова продолжать удивлять шедеврами:

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Ах, милый Вова!.. Сколько бы я отдал сейчас, чтоб вернуть хотя бы одну твою бескорыстную ту минуту, улыбнуться в те твои голубые глаза, скромно косящие, стыдящиеся твоей гениальности. И как жаль твоего папу, еще здравствующего, потерявшего своего единственного мальчика. Я помню, как он любил тебя, как заботился о тебе, как стоял он в школьном коридоре , стыдливо мял в руках зимнюю шапку в ожидании учительницы, которая вызвала его по причине неуспеваемости сына. И порой кажется , что он все еще там и стоит , с этим головным убором в руках, мятым, как половая тряпица, высокий и крепкий, на тебя не похожий, и неуклюже, на век, озадаченный: « Как же это так случилось, что мой мальчик стал первый?.. Ведь он всегда был среди отстающих?» . И все они там, в том коридоре, в день родительского собрания мерещатся - и Алевтина Аркадьевна, и дядя Коля, Галин отец, и Мишкин, и Петькин, и Толькин, и мой. Неуклюжие, в зимних одеждах, мокрой обуви, с шапками в руках, плешивые, взлохмаченные или седые, скованные и сбитые с толку шибающими ароматами духов молодых грудастых училок, пролетающих на летних высоких каблуках, и пристыженные за нерадивость детей судейскими взорами Салтыкова-Щедрина, Чернышевского и колючеглазого, как языческий дед Мороз, бело-косматого, будто свитого из январской вьюги, Льва Толстого, - глядящих с укором с настенных портретов - там , в крытом оранжевым паркетом коридоре, в звонкой вотчине нашего детства…
Вот и мы сидели. Пили чай. Возможно, наши дети, нет-нет да и задумывались когда-нибудь о наших будущих кончинах, как бы они нами не дорожили. И ведь невдомек им , нашим деткам, что мы, будучи сейчас уже старше своих родителей тех лет, все еще верим, что по-прежнему молоды, что все у нас впереди. Да ведь и вправду, мы еще и не жили.
Прощаясь, Наташа бойко подтянула трико и по очереди обняла нас, поцеловала в щеки.
Быть может, я изжил свою гордыню, и если не изжил, если даже она перешла в свою высшую фазу – простетскость, у порога у меня вырвалось:
- Наташа, скажи... Если бы я бегал за тобой, как идиот, стоял под окнами, был бы кудрявый и пел под гитару, писал стихи, вышла бы ты тогда за меня?
Она выгнула ладонь с глубоко подрезанными ногтями и тяжело, по-мужски, похлопала меня по плечу:
- Если б кудрявый, вышла бы!
Я спускался по лестнице с чувством потерянности. Господи, а не по ней ли я скучал все эти зрелые годы, ее ли мне не хватало? Прожита целая жизнь, у нее своя семья. И мне почему-то стало обидно на нее за то, что ее взрослые дети, понятия не имеют и не могут хотя бы даже предположить для себя других родителей, чем те, что у них есть.

Октябрь 2006 год

ОТВЕТЫ
ФОРУМ
- Дивно. (-) ~ merwan (07.07.19 12:59)
- Re: что удивило?. (-) ~ волжанин (07.07.19 14:16)
- На диво хорошо - так понятьше? (-) ~ merwan (07.07.19 20:32)
- Re: ага. а то бывает- дивно как блевотно (-) ~ волжанин (07.07.19 20:57)
- )) Ежели с веранды ресторана дивный вид, то не стоит с нее... эээ... (-) ~ merwan (07.07.19 20:59)
- Хорошо, что сказать. ~ Едопух (07.07.19 12:38)
- спасибо(-) ~ волжанин (07.07.19 12:45)
ОТВЕТИТЬ
цитировать клавиатура транслитер транслитер2

Имя ОР
Почта
Заголовок  






© Все права защищены грубой физической
v.0.54


Время создания страницы 0.008356 секунд!