Начало дискуссии: исчо волжанин (15.11.17 19:39)
Ответ на: Re: исчо волжанин (15.11.17 19:40)
Автор: волжанин
mail:
Время: 15.11.17 19:44

Re: Re: исчо



3

Саня настаивал, что Казань крупный строящийся город и должен иметь его представительство. Лева не пошел на принцип - и уступил. Уступил в том плане, что отложил встречу до весны, а на дворе стоял ноябрь.
Возглавлять фирму Саня не хотел. Это нежелание – не то, что сравни равнодушию к собиранию жуков или марок, - а из терпкой нелюбви к советским торгашам и спекулянтам, к продавщице с презрительно вывернутой губой. Страдало и понятие о маскулинности, когда брутальные парни соперничали в продаже женских трусиков и жвачек,- тут вообще чудился писк хвостатых грызунчиков. В деле представительства он согласен быть консультантом - с тем статусом, дабы, выйдя из дверей фирмы, забыть о ней и спать спокойно. А не вскакивать, бежать и подглядывать, штрафовать, увольнять, кроить с налогами, давать взятки, склабиться перед негодяями, рыдать перед рэкэтом; а вечером, смыв с себя дерьмо, надевать латы рыцаря и иметь на столе продажную красавицу…. Его сущность не позволит ему этой забывчивости, в затылке будет свербеть то утрешнее, и в конце концов улыбку рыцаря однажды свергнет в кислую морщь накопившего тошноту суицидика - хлынет эта тошнота на стол с кровью. С жизнью. Бизнесменом надо родиться и ничего не брезговать. Привыкнуть к статусу раба. Рабовладелец – сам первый раб: смерд волен в пределах власти владельца, а у владельца той черты нет, он не в круге, а в точке собственных сомнений, страхов, с до-иродовым комплексом, - и потому выдумал и призвал на помощь богов, дабы не быть первым, а только десятым-семнадцатым, дабы не сойти с ума от груза непосильной самостоятельности.
Другое дело колония. Там была острая необходимость, и Саня занялся оборотом запрещенного в зоне чая. Вышел на вольного мастера, получил через него денежный перевод, уговорил шофера самосвала поставлять за вознаграждение плиточный чай; желающие заработать зэки «поднимали» этот чай через обыск из рабочих зон в жилые, там плитки реализовывались; половина дохода ухолила на питание и нужды «семьи», вторая часть возвращалась в виде денег шоферам для закупки новой партии; все это контролировал Саня, но в колонии это было вызвано необходимостью ,чтобы выжить, не превратиться в скота, и все участники цепочки были довольны и сыты.
Лева добро не дал, но Саня решил действовать. Предстояло найти толкового директора. Рекомендовали – Равиля, честного умного парня, тот согласился, но когда коснулось дела и надо было собрать базу данных о казанских предприятиях, отстранился. Тогда и появился у Сани на крыльце делец Веня. Веня, гуманитарий, торговал сверлами, картинами ,иконами. Дурил чужих и своих. Приехал с товарищем и уговаривал поставить директором его. О его нечистоплотности ходили слухи, Саня сказал ему об этом в лицо. Однако в глазах Вени свернула роса – он божился, что все будет чики-чики. Говоря « мы», кивал на квадратного напарника, что понуро сидел перед Саней, опустив тяжелые клешни, с выражением тупой преданности.
Других кандидатур не было, бизнес в стране только зарождался, а у Вени была коммерческая жилка, опыт спекуляции. Он сидел перед Саней, вытянув в сторону худые и длинные, как у цапли, ноги. Саня посмотрел на его стертые кроссовки сорок пятого размера. Зашел в дом, вынес черные туфли, поставил перед ним.
- Дарю. Поедешь в них. Они мне все равно велики.
И Саня повез Веню в Москву. Не весной, как установил Лева, а прямо сейчас, этой же осенью. Отложенное мероприятие –почти отказ. Хотя Лева в открытую и не отказывал. Но если Лева хитрил, то это узнается сейчас. Чего тянуть и льстить себя надеждой до весны?
Веня перед самым отъездом снюхался с каким-то Романом, и попросил Саню взять его с собой. У Романа был собственный микроавтобус и небольшой штат по распространению рекламы, торговал он, чем попало, имел опыт общения с инстанциями.
Лева Трубич удивился неожиданному приезду гостей. Он не мог не принять Саню, и опять зачалась дискуссия. Саня убеждал, а казанцы молча кивали, боясь ляпнуть лишнего.
Лева что-то решал, считал, заглядывал в широкий блокнот, ставил в нем метки. Белое широкое лицо его с аккуратно подстриженной бородой не выдавало эмоций.
- Ну что ж, – произнес он наконец, оборачиваясь к присутвующим, - нет ничего омерзительнее, чем без крыши вести собственный бизнес в России.
В приемной было очень тепло. В белой пышной рубашке, в летних дырчатых туфлях, Лева стоял, опираясь поясницей о письменный стол. Веня и Рома жались поотдаль плечом к плечу. На полу лежал мягкий ворсистый палас, и у обоих сильно вспотели ступни. Они не совсем поняли, что хотел сказать президент компании.
- Сейчас спускайтесь в региональный отдел, - сказал Лева, - Оформляйте бумаги. Директор вас проконсультирует, будет постоянно на связи. Все вопросы к нему. Через пару месяцев у вас будет доход в две тысячи долларов.
Веня и Рома густо покраснели. Они не верили своим ушам.
- А потом еще больше, – добил их Лева и, будто спохватившись, обернулся:
- А вы друг друга не перестреляете?
Товарищи опять растерялись. Однако спохватились.
- Да вы что?! – обнялись напоказ.
Лева отвернулся к столу, начал листать журнал, тихо про себя улыбаясь.
4

ОТВЕТЫ
ФОРУМ
- Re: Re: Re: исчо ~ волжанин (16.11.17 10:32)
- Re: Re: Re: Re: исчо ~ волжанин (16.11.17 11:08)
ОТВЕТИТЬ
цитировать клавиатура транслитер транслитер2

Имя ОР
Почта
Заголовок  






© Все права защищены грубой физической
v.0.54


Время создания страницы 0.004437 секунд!