Начало дискуссии: и другие аналогии mar (10.11.17 16:57)
Ответ на: и другие аналогии mar (10.11.17 16:57)
Автор: mar
mail:
Время: 11.11.17 07:03

и другие аналогии

kaktus_okamenel 11 ноября 2017, 05:33

(без темы)
.

"...он был истинно хорош для христианства. Лжец, мистификатор, фокусник. А значит – будущий страдалец и раскаянный грешник с перспективой святого жития."
https://banshur69.livejournal.com/444596.html

Даже не знаю, что и думать...
===================
https://banshur69.livejournal.com/444596.html
“Горестная жизнь плута” (Читая “Бахтина” А.Коровашко)
entry is in top1000 rating

banshur69
September 10th, 4:34

Книга филолога Алексея Коровашко “Михаил Бахтин” (ЖЗЛ, 2017) может быть названа “горячей”. Биография ее героя подается им на фоне публицистических размышлений о настоящем времени, героях и антигероях современной политики и массовой культуры. Достается в книге и Ельцину, и Солженицыну, и даже популярному шоу “Голос”. В работе с главным героем автор демонстрирует два отношения. Одно из них он называет сбором свидетельских показаний, другое – актом вскрытия. Между этими отношениями большая разница, поскольку следователь, пусть и недоброжелательный, все-таки пытается поговорить с человеком и узнать от него некоторые сведения. А патологоанатом с трупом не беседует. Так вот, на мой взгляд, в биографии Бахтина явно доминирует второй подход. Героя препарируют без права его собственной защиты, поскольку уже считают и его, и его идеи мертвецами, подлежащими вскрытию и дальнейшему захоронению. Автор обличает биографические мистификации героя, уличает его тексты в логических ошибках и фактических подтасовках. И даже не пытается дать свой вариант ответа на вопрос: почему же все-таки Бахтин оказался самым влиятельным российским гуманитарием прошлого века и продолжает до сих пор властвовать над умами разных континентов? Хотя в книге подспудно содержится ответ на этот вопрос.
Что удалось выяснить о Бахтине? Говорил, что дворянин, а сам купец. Говорил, что окончил гимназию и университет, а на самом деле ничего не окончил. Все ранние работы написаны под влиянием работ друга М.И.Кагана. Все поздние находятся в тесной связи с идеями Шкловского. Диагноз биографа – хлестаковщина. Это верно. Но дальше неожиданно возникает тезис о т.н. “легитимированном самозванстве”. Бахтину-де по праву принадлежит то, что он себе приписал. Однако это довольно лукавая авторская позиция. Берет ли человек себе чужое ради статуса или ради того, чтобы уцелеть – все равно он берет чужое. Шилейко и Шкловский не окончили университета и всегда говорили, что они его не окончили. Оба при этом были профессорами. Но Бахтин именно приписал себе то, чего не имел, и постоянно придумывал все новые и новые варианты своей ранней биографии. Что это – патологическая страсть к мистификации или глубокое внутреннее желание иной биографии, сочинение себе должной, а не сущей жизни? Здесь бы и поставить этот вопрос. Между прочим, для биографии Бахтина это вопрос вопросов, поскольку самые ранние его работы – о поступке и ответственности перед бытием – в свете его собственного поведения предстают парадоксом. Человек с самого начала снимает с себя ответственность за свои поступки (и, в конечном счете, ответственность за истину), но при этом именно этот момент он акцентирует в своем требовании к творцу художественного произведения. И постулат Бахтина о неизбывной вине тоже парадоксально контрастирует с его личным бесчувствием к фокусничеству со своей жизнью. Нет, его самозванство самое настоящее. Не пройдя классического образования, нахватавшись поверхностных идей от друзей по различным кружкам, Бахтин не мог не делать логических ошибок, не владел методикой научного исследования и просто не имел в своей жизни той необходимой для ученого части, которая связана с научным учителем и научной школой. Самое замечательное, что он еще и не дописывал слова в своих ранних работах. Что же удивительного? В гимназии он часто оставался на второй год, учился плохо и просто не обладал необходимой дисциплинированностью при написании сочинений.
А теперь представим себе, что всю новую науку и философию в России начала прошлого века делали люди, по происхождению чужие и чуждые старой аристократической культуре, не имевшие университетских дипломов, вышедшие из мещан, крестьян и купцов. Что для них был Пушкин? Повод поговорить о форме. Потому что сама пушкинская культура была для них в высшей степени иной. Умели они правильно анализировать содержание литературных произведений? Нет. Они были далеки и от традиции, и от норм исторического исследования. Поэтому они просто вписывали и вчитывали в литературные образцы элементы действительности, в которой жили сами. Это касается и большинства опоязовцев, и т.н. невельского кружка, и самого Бахтина. Они были не исследователи, а конструкторы, которые навешивали литературным произведениям ярлыки в виде придуманных ими категорий типа “остранения” или “карнавала”. От них резко отличался Пропп, который строил свою морфологию волшебной сказки, опираясь на собственную глубоко познанную им немецкую философскую традицию и научную морфологию Гете. Тем не менее, даже прекрасно образованный Пропп не был защищен от попадания своих идей в плотные слои настоящего времени.
Итак, Бахтин и его современники были конструкторы, а не исследователи. В книге А.Коровашко дан превосходный анализ главных трудов Бахтина с трех ракурсов. Первый ракурс – содержание самой работы. Второй - суждения современников-рецензентов. Третий – анализ спорных аспектов и место работы Бахтина в современной филологии. Результаты неутешительны для героя книги: литературоведческое значение его трудов равно приблизительно нулю. Бахтин дает одной и той же категории множественные определения, пишет о свойствах романов Достоевского на основе его ранних повестей, некритично использует античные и средневековые источники в книге о Рабле, местами просто превращает исследование в поэтические отрывки. Что же касается философского значения, то Бахтин оказывается не первым, кто высказал ассоциированные с ним суждения. Получается так, что в 20-е годы на фоне М.И.Кагана, Л.Пумпянского, Волошинова и Медведева Бахтин не выглядел как выдающийся мыслитель, а был только голосом из хора. Он стал слышен только после того, как умолкли остальные голоса, прошла четверть века, и возникла потребность общества в неортодоксальном мнении по этическим и эстетическим вопросам. Страшное разочарование постигает читателя! Так стоит ли вообще читать Бахтина, если он столь ошибочен как филолог и неоригинален как философ? И как этот Бахтин столько лет морочил людям голову?
Тут и начинается самое интересное. Разоблачив Бахтина буквально во всем – в мистификации биографии, в ошибочности филологических и неоригинальности философских работ, - автор очень аккуратно и осторожно, без теологических экскурсов и неофитских взвизгов, обращает внимание на то, что Бахтин христианский мыслитель. И еще осторожнее говорит, что основным источником его мысли был не Кант, не Коген, не Гуссерль, не Наторп, не Кассирер, а Новый Завет. Это правда. Причем, правда, тщательно маскировавшаяся самим Бахтиным. Его тезис о том, что мир после ухода Христа перестал быть тем миром, который был при нем, несет важнейшую потенцию для объяснения всех последующих идей и книг. Чтобы полноценно быть, нужно поступать. А поступок это жертва. Жертва выводит тебя из мира и обновляет его. Топливом поступка является любовь к иному – к человеку или к миру как таковому. Именно она толкает на жертву, именно ею обеспечена новая жизнь. Бахтин говорит: чтобы быть в полной мере – нужно уйти. И тогда овладеешь тем, вне чего ты находишься. За этой интенцией мысли стоят слова Христа: “Царство мое – не от мира сего”. Бахтин готов унижаться и скрываться, чтобы обрести нездешнее влияние на сознание будущих людей. Все его конструкты отсылают нас к миссии Христа: диалог – к заповеди любви к ближнему, карнавал – к последнему унижению и снижению бытия перед его воскресением, хронотоп – к божественному присутствию вне мира. То есть, Бахтин не просто христианский мыслитель, а такой человек, который в своей безбожной современности осознал в себе готовность следовать за Христом и апостолами. Он выносит свою личную нравственную проблему из области сознания в область проявленной мысли. Безответственный и лживый человек начинает думать об ответственности и истине, человек монолога размышляет о диалоге, строгий и не склонный к юмору философ напряженно думает о смеховой культуре. В этих размышлениях Бахтин исправляет свою кривизну и стремится к совершенству. А совершенное всегда избирается жертвой.
Во время своего анализа автор книги несколько раз упоминает Проппа. Думаю, что уместно будет сопоставить пути Бахтина и Проппа, для того, чтобы понять их как отражение пути самой российской истории. Оба в 20-е годы начали с анализа поступка: Пропп анализировал функции сказочных героев и увидел именно в них постоянные элементы сказки, Бахтин разбирал тогда же поступки героев Достоевского. Затем у них был период поглощения советской идеологией, когда Пропп писал о русском героическом эпосе, а Бахтин о социологии романа. А в 50-е годы так же дружно Пропп и Бахтин ринулись анализировать смешное и карнавальное: Бахтин – в книге о Рабле, Пропп – в “Русских аграрных праздниках” и “Проблемах комизма и смеха”. Последние статьи Проппа уже откровенно посвящены христианству. Что за этим творческим путем, если не путь всей страны – от ответственности за революцию в 20-е через осмеивание сталинизма в 50-е к неохристианству конца 60-х годов?
Возвращаясь к Бахтину. Биография показывает, что он был истинно хорош для христианства. Лжец, мистификатор, фокусник. А значит – будущий страдалец и раскаянный грешник с перспективой святого жития. Влияние Бахтина – это не влияние ученого и даже не влияние мыслителя. Это длинная воля духовного деятеля, прошедшего и грехи, и покаяния, говорящего о том, что является самым главным для любого человека, и при этом не солидарного ни с одной из идеологий. Разоблачить Бахтина можно. А вот уклониться от Бахтина нельзя, потому что он своей жертвой обеспечил себе право на влияние в мировой культуре.
Книга А.Коровашко, будучи острым памфлетом, иногда напоминающим по своей стилистике “Диалектику мифа” Лосева, бросает вызов непонятно кому. Можно сказать, что автор предостерегает от некритичного чтения трудов своего героя. Но вряд ли именно это было основной задачей памфлета. Сильное недовольство автора культурой современности (в том числе и политической культурой) заставляет подозревать некий более масштабный вызов. Его смысл читается в одной знаменательной проговорке. Среди спекуляций постперестроечного времени была и такая, что Ю.В.Андропову понадобился Бахтин, чтобы поселить в сознании советских людей смеховое начало и недоверие к советской идеологии. Андропов, таким образом, оказывается во многих глазах зачинщиком позднесоветской смуты, и в качестве пастыря берет себе именно Бахтина. Это такая критика, которую тоже вполне законно сравнить с лосевской, поскольку это критика Андропова справа, со стороны отчаянных архаистов. Автор относит ее к разряду фолк-хистори, но как раз памфлетной частью своей книги он с ней невольно солидаризируется, поскольку рисует Солженицына и Ельцина амбициозными мошенниками трикстерского типа. При этом я бы не сказал, что значение Андропова в развале советской тоталитарной системы сильно преувеличено. Именно он привел в Политбюро М.С.Горбачева, именно им был основан Институт международного рабочего движения, в котором начинали многие философы, ставшие идеологами перестройки. Бахтин действительно зачем-то был нужен Андропову. Но вряд ли стоит обвинять Бахтина в том, что он помог представителям ЦК КПСС развалить страну. Причины распада СССР слишком хорошо известны экономистам. Однако каков выходит сюжет! В 60-е за Бахтина одновременно борются литераторы-националисты (Кожинов и компания), филологи-философы (Гачев, Турбин) и элита КГБ. Им всем чего-то не хватает без него. И вряд ли дело в его познаниях или научных теориях. Скорее всего, они угадали в нем человека Пути, духовного лидера, и именно в этом качестве хотели им пользоваться. Но пользовались они им как крыловские Лебедь, Рак и Щука.
Если понятно, что в СССР в Бахтине увидели духовного лидера, христианина без Церкви, то на Западе, особенно в США, Бахтин был нужен для нового обоснования индивидуализма и поклонения Другому. То есть, он был введен в состав неолиберального дискурса, и жаль, что автор книги не уделил внимание этому аспекту бахтинского мифа.
Теперь о недостатках, которые сильно бросаются в глаза. Во-первых, в портретной части отсутствует изображение несчастной Е.А.Околович, которая разделила судьбу своего мужа. Если Бахтин страдал вполне осмысленно и ждал свой профит от будущего, то жизни этой женщины не позавидуешь: ее могла держать около Бахтина только самая подлинная христианская любовь, за которую она не ждала и не получила воздаяния. Поместить ее портрет совершенно необходимо, однако его в книге нет. Христианство Бахтина дано намеком, но совершенно не раскрыто идейно. Здесь можно было воспользоваться книгой Н.Д.Тамарченко. Ссылка на нее есть в библиографии, но ее данные не разобраны даже кратко. И, конечно, большая претензия к автору книги по поводу игнорирования влияния идей А.А.Ухтомского на Бахтина. А оно было весьма значительным. Конечно, учение о поступке следует рассматривать в контексте учения о доминанте, а категорию хронотопа интересно изучать в связи с работой, где введена эта категория. Хотя в книге содержится краткая история использования данного термина в физике, но именно контекст Ухтомского оказался бы здесь самым полезным. Его лекции Бахтин слушал в 1925 г. Об этом упомянуто, но и только.
И в конце о достоинствах. Разумеется, биографию Бахтина можно рекомендовать всем, кто интересуется историей российской филологической и философской мысли. Проведенные в ней тщательные исследования фактов, идей и гипотез являются образцами научного подхода к биографии мыслителя. Кроме того, книга А.Коровашко о Бахтине заставляет каждого интеллектуала глубоко задуматься о судьбе своего наследия в глазах будущих поколений. Она учит ответственности за свои слова. Прочитав эту книгу, человек лишний раз остережется кривить душой или настаивать на ложной гипотезе. В этом, не побоюсь этого слова, ее нравственное значение.
Книга отлично вычитана!
ОТВЕТЫ
ФОРУМ
- Ага, я тут певца какого-то слушала в ютубе. Он рассказывал, ~ merwan (11.11.17 08:31)
ОТВЕТИТЬ
цитировать клавиатура транслитер транслитер2

Имя ОР
Почта
Заголовок  






© Все права защищены грубой физической
v.0.54


Время создания страницы 0.006310 секунд!